Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

bookz

верхний пост про книжный блог Букеанариум

БУКЕАНАРИУМ, книжный блог. Советую только хорошие книги!

В 2013 году "Букеанариум" был назван лучшим текстовым блогом Сибири (премия "Блогбест"), а портал Ozon.ru дважды назвал одним из лучших русскоязычных книжных блогов ("Книжная премия Рунета").

Одиннадцатый год подряд работаю в университете. Полтора года писала еженедельные книжные обзоры для "Восточно-Сибирской правды", полгода вела рубрику "книга недели" для "ИрСити" и "Чита.ру".

Я в соцсетях: вконтакт, фейсбук, твиттер, инстаграм, LiveLib,
телеграм.

Ирина Распопина, Иркутск.

Collapse )

Вот мой "топ-25 книг за 2014 год" и "топ-18 нон-фикшн книг за 2015 год".
А ещё у меня есть любимая книга на все времена.

promo bookeanarium august 20, 2014 23:30 194
Buy for 100 tokens
правила книжного клуба "Пыльные гантели" 1. никогда не говорите о книжном клубе. говорите о книгах. 2. если вы в книжном клубе, вы должны читать. 3. в клуб может вступить любой, кто берёт в руки книги чаще, чем гантели. 4. чтобы присоединиться к клубу, достаточно сказать "я с вами". 5.…
bookz

хорошая книга: "Нефть. Люди, которые изменили мир" (2014 г.)


Если добавить ещё несколько долларов, то эта книга будет стоить как баррель нефти марки Brent. Это за 256 страниц, где подчас «воздуха» больше, чем текста, а поля напоминают широченный американский хайвей от горизонта до горизонта. Да, хорошая вёрстка, да, офсетная печать, утяжеляющая вполне обычного формата (27 сантиметров х 18 сантиметров) книгу до 870 граммов. Может быть, книга так богато иллюстрирована, что продаётся по цене альбома редчайших фотографий? Нет, в ней совсем немного чёрно-белых иллюстраций и всё. Впрочем, оставим в покое завышенную цену, ненадолго перестанем медитировать на конвульсивно растущий курс доллара и падающую цену на нефть, чтобы почитать об этой самой нефти.


Одна глава – одна персоналия, всего их тридцать. Есть Менделеев, Нобель, Рофеллер, Онассис, Дизель, Вернадский, Ротшильд, Обручев и многие другие, среди которых как нефтяные магнаты, так и учёные. Нефть наделяет властью лидеров, которые её контролируют, но иногда оказывается в большей степени проклятием, чем благом для тех, кто её добывает. Праотец русской нефти, Фёдор Прядунов, умер в долговой яме. Энтони Лукас, он же «моряк, друживший с Теслой», открыл богатейшее месторождение нефти в Техасе, а получил всего несколько акций, сущие гроши. «Фонтан Лукаса» в начале ХХ века вызвал нефтяной бум в Техасе. Население ближайшего городка за год выросло с 8 до 60 тысяч жителей. Рокфеллер и другие инвесторы получили фантастические прибыли. Но такова мировая практика. Когда в середине XIX века вся российская нефтяная промышленность была сосредоточена на Кавказе*, основные деньги тоже шли в карман Ротшильдов и Нобелей.



Однако и нефтепромышленники оказывались на грани разорения: от одного из них получил письмо Д.И. Менделеев со словами «Либо помогите устранить убытки, либо закройте завод». Всего через год злополучный завод вместо 200 тысяч рублей годового убытка стал приносить 200 тысяч рублей годовой прибыли, а Менделеев получил предложение стать управляющим на заводе за 5% от прибыли, но отказался, продолжив научные исследования. Учёный настаивал на введении на каждом предприятии должности геолога-нефтяника. «Без светоча науки и с нефтью будут потемки», – говорил он. К советам Менделеева первыми прислушивались братья Нобели (один из них затем учредил Нобелевскую премию) и не прогадали: их нефтяной бизнес стал вторым по величине на русском Кавказе. Множество других зигзагов удачи и судьбоносных решений перечислено на станицах этой книги о чёрном золоте.


«В 1876 году Дмитрий Иванович [Менделеев] по поручению правительства отправился в Соединенные Штаты, чтобы ознакомиться с организацией нефтяного дела у американцев и применить их опыт на русской земле. Вернувшись, он написал ряд книг и статей, посвященных развитию российской нефтяной промышленности. В частности, Менделеев опроверг распускаемые иностранными конкурентами слухи о скором истощении нефтяных запасов на Кавказе. «Бакинской нефти достанет на весь свет», – писал он. Вместе с тем исследователь доказал научным путем, что богатейшие месторождения имеются и в других районах России. В XX веке в указанных Менделеевым областях – на Урале, в Поволжье, на Кубани, в Средней Азии – началась промышленная добыча нефти».


*Теперь у меня не осталось вопросов, почему постоянно воюют на Кавказе. Нефть же.
Collapse )
bookz

Нацбест-2014, Ксения Букша - «Завод “Свобода”»


Collapse )
«Завод «Свобода» обращается к советскому жанру «производственного романа». Здесь всё происходит на оборонном предприятии, каждая глава рассказывает об одном из сотрудников. Все они разных профессий, разного статуса, и голоса у них тоже разные. Сильная сторона писателя Ксении Букши – слышать то, как говорят люди и передавать с помощью текста не просто какой-то содержательный ряд, а образы, характеры, разницу в мировоззрении, воспитании. Она не пересказывает своими словами ситуации героев, а даёт им высказаться самим, будто расшифровывает записанное на плёнку интервью со всеми «гэканьями» и словами-паразитами. Когда кто-то говорит «Все стремятся усовершенствовать машину. Сверла там. Фрезы новые. А человека-то как? А-а!» - мы видим этого человека, мы встречали такого в жизни.

В маленькую книгу уместился внушительный временной промежуток: от «оттепели» до перестроечных времён. Вот на завод приходят толпами, там пригодится всякий, «от нас даже филологи не могут оторваться. На всех языках матерятся, но не уходят», такими же толпами получают путёвки на море, а вот уже дирекция раздумывает, кому бы сдать в аренду помещения, чтобы получить хоть немного прибыли, а каждые пять минут с завода «Свобода» увольняется один человек. В месяц уходит две тысячи. Завод тает. Скоро от него ничего не останется.



«Знаете, главное в жизни — это уметь ее украсить. Ведь любимой работы не бывает. Пока ты сам ее не полюбишь. Вот я в детстве не любила мыть пол. И я всегда что-нибудь придумывала. А у нас, знаете, был такой пол, в синей краске облупившейся. И когда его только что вымоешь, он мокрый становился яркий-яркий. А облупленные места походили на какие-то облака или что-то такое. И можно было себе представлять какие-то облачные горы, долины. Ты моешь пол и представляешь себе, что протираешь небо. Ну, такую тебе работу дали — протирать небо! И я так увлекалась, что иногда мне потом было удивительно, что на дворе-то пасмурно, как же так, ведь я-то все протерла!».

Collapse )
bookz

От промзоны до Инфарктики