Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

bookz

верхний пост про книжный блог Букеанариум

БУКЕАНАРИУМ, книжный блог. Советую только хорошие книги!

В 2013 году "Букеанариум" был назван лучшим текстовым блогом Сибири (премия "Блогбест"), а портал Ozon.ru дважды назвал одним из лучших русскоязычных книжных блогов ("Книжная премия Рунета").

Одиннадцатый год подряд работаю в университете. Полтора года писала еженедельные книжные обзоры для "Восточно-Сибирской правды", полгода вела рубрику "книга недели" для "ИрСити" и "Чита.ру".

Я в соцсетях: вконтакт, фейсбук, твиттер, инстаграм, LiveLib,
телеграм.

Ирина Распопина, Иркутск.

Collapse )

Вот мой "топ-25 книг за 2014 год" и "топ-18 нон-фикшн книг за 2015 год".
А ещё у меня есть любимая книга на все времена.

promo bookeanarium август 20, 2014 23:30 194
Buy for 100 tokens
правила книжного клуба "Пыльные гантели" 1. никогда не говорите о книжном клубе. говорите о книгах. 2. если вы в книжном клубе, вы должны читать. 3. в клуб может вступить любой, кто берёт в руки книги чаще, чем гантели. 4. чтобы присоединиться к клубу, достаточно сказать "я с вами". 5.…
bookz

Лоранс Скифано - "Висконти: обнаженная жизнь" (2015 г.)

советую тут Висконти https://www.instagram.com/p/BVWQni_lAz1/

По фильмам и театрал­ьным постановкам Лук­ино Висконти можно изучать мировую худож­ественную культуру. А по книге Лоранс Скифано теперь можно узнать историю самого Висконти: итальянс­кого аристократа и прославленного режисс­ёра, который командо­вал на сцене Марией Каллас и Аленом Дело­ном, получал золотую пальмовую ветвь в Каннах, стал легендой. Книга о безупречном вкусе, о литературе и кинематографе на фоне Милана, Мюнхена и Парижа похожа на гид по стилю ХХ века и отлично подходит для настройки внутр­еннего компаса.

Фото Ирины Распопиной.
bookz

«Книга недели»: Красиво и страшно - геополитика глазами американца

Как можно пропустить книгу про целый океан и его преобладающий ветер? Совершенно невозможно. Под привлекательной обложкой 416 страниц заполнены географическими картами, историческими фактами, историями о знаменитых деятелях и их путешествиях.
Не обошлось и без геополитики.

Издательство: КоЛибри, 2015
Фото: inostrankabooks.ru

В разных странах географические карты выглядят по-разному: австралийская карта мира кажется европейцу перевёрнутой, на карте мира производства США в центре будет Северная и Южная Америка, на малазийской карте посередине окажутся острова. Так и с книгой «Муссон. Индийский океан и будущее американской политики»: центр внимания смещён в определённую сторону. Автор работает на том же поле, что и Ниал Фергюсон с его глобально обобщающими книгами «Империя. Чем современный мир обязан Британии» и «Цивилизация: чем Запад отличается от остального мира». Оба писателя много говорят об истории, торговле и утраченном имперском величии.

Поначалу кажется, что перед нами тревелог, ведь каждая глава начинается с поэтичного описания путешествий Роберта Каплана по странам и континентам. Звучит это примерно так: «Говорят, Оман – страна пятисот крепостей. Я странствовал от одного арабского касра (крепости) к другому по пустыне, притаившейся почти у самых берегов, на которых расположены глубоководные гавани. Ветер и сейсмические сдвиги истерзали эту местность в течение долгих геологических эпох, но придали ей своеобразную красоту. Каждая крепость обладает математически чёткими очертаниями и возвышается над выветренными вершинами холмов или голыми, лишёнными растительности обрывами». Появляется ощущение, что в руках брошюра туроператора, зазывающего отправиться в путь или рекламная статья в журнале: «Маскат, оманская столица, – это череда шелестящих волнами сказочных бухт. Причалы и пристани уходят далеко в воду, которая перед наступлением ночи становится серебристо-синей, завораживающей. Прибрежные дома, построенные во времена Великих Моголов и персов, – белокаменные, с зелёными и золотыми куполами – жмутся к подошвам крутых, зубчатых, меланхолически серых гор».

А уж когда автор начинает рассказывать о таких исторических личностях, как Васко да Гама, Луис де Камоэнс и Мигель де Сервантес, заслушаться можно. Многие ли помнят, что после сражения в морской битве Сервантес остался с навсегда повреждённой рукой, а по дороге домой угодил в плен к пиратам, стал рабом и собственностью владыки Алжира на долгие пять лет, не раз пытался сбежать, а в итоге выкупил сам себя за сумму, разорившую его семью. И такие рассказы – обо многих людях, для кого Индийский океан стал частью жизни. Значительное количество рассказов – о ныне живущих людях, которых автор расспрашивал во время своих путешествий.

Collapse )
bookz

книга недели: «Иностранец на Мадейре» Андрея Остальского. Лето в терапевтических дозах

В тот самый момент, когда зима превратила дороги в ледовые горки, а людей – в неповоротливых пингвинов, когда в ближайшие месяцы мороз будет только сильнее и сильнее, сугробы – глубже, а световой день всё короче, пора читать про тёплые страны. В исключительно терапевтических дозах: по 15 минут перед сном. Просто чтобы согреться и отдохнуть душой. Вот, например, португальский остров Мадейра, затерянный в Атлантическом океане. В зимние месяцы «стужа» по-мадерьянски – это температура в 16–17°C. В такие дни местные жители ёжатся, горестно вздыхая: «Фриу! Каков холод! Ужас вообще!». А летом температура редко превышает 30 градусов. Мадейра – одно из немногих мест на Земле, где не нужно отопление и можно спокойно обойтись без кондиционеров. Не климат, а сказка.

Издательство: «Амфора», 2015.
Фото: litmir.co

Площадь острова – примерно как у Сингапура, а живёт людей – чуть больше,чем в Ангарске, всё вокруг поросло зеленью и цветами настолько, что Мадейра получила прозвище «клумба в океане». При такой немноголюдности и просторах некоторым здесь тесно и клаустрофобно: Дос Пассос, знаменитый американский писатель мадерьянского происхождения, говорил про родину предков, что этот «одновременно и рай и тюрьма». Кому, как говорится, и жемчуг мелкий… Среди других знаменитых местных – режиссёр бондианы Сэм Мендес и футболист Криштиану Роналду. Многие думают, что Роналду – это фамилия, но нет, его фамилия – душ Сантуш Авейру. А имя – Криштиану Роналду. Назван так в честь президента США Рональда Рейгана.

Здесь всё звучит немного иначе, но точно как в бразильских сериалах про бескрайние пляжи и вечное лето, когда какой-нибудьТиабалду спрашивает «Туду бай?», то есть «Все хорошо?», и у всех действительно всё хорошо. Автор находит местных жителей крайне терпимыми даже в сложных бытовых ситуациях: даже автомобильный затор не способен вывести из себя типичного местного жителя. А куда торопиться? На острове всё спокойно в экономике, практически нет преступности, никто не слышал о вандализме, хулиганстве и невкусной еде. На Мадейре плохо поесть можно, но трудно. Надо, чтобы уж очень не повезло.

Collapse )
bookz

письма Агаты Кристи: "Большое путешествие. Вокруг света с королевой детектива" (2014 г.)

КОРОТКО: теперь я люблю Агату Кристи ещё больше.


Легко ли представить себе Агату Кристи, рассекающую по морю на доске для сёрфинга? А ведь такое было! Совсем недавно впервые издали подборку писем, которые тридцатидвухлетняя писательница отправляла родственникам из кругосветного путешествия, длившегося целый год. Они с мужем и его коллегами по работе побывали в Южной Африка, Австралии, Новой Зеландии, Гавайях и в Канаде. Лучше всего это «большое путешествие» назвать командировкой, ведь целью было проинспектировать самые дальние уголки мира, с тем, чтобы рекомендовать: что представить в качестве экспонатов на выставке о Британской империи 1924 года. Супруг Агаты Кристи был финансовым консультантом «Зарубежной миссии экспедиции Британской империи», один из путешественников был консультантом по вопросам сельского хозяйства, другой занимал настолько высокое положение, что всю компанию принимали у себя послы и первые лица государств. Жёны инспектирующих особ путешествовали бесплатно: все затраты на дорогу и проживание компенсировало государство.


Новая книга Агаты Кристи – это праздник, ставший возможным благодаря внуку; он организовал издание и написал предисловие, выбрал ворох фотографий (а помимо фотографий в книге есть отсканированные меню с теплоходов, печатные и рукописные письма, газетные вырезки). Из писем становится понятно, что кругосветное путешествие стало одним из самых увлекательных приключений в жизни писательницы, хотя на самом деле оно было лишь началом любви к путешествиям: позже, со вторым мужем, археологом, она много раз будет приезжать в Сирию и Ирак. Но пока ещё она малоизвестная писательница (вышел только первый её детектив, «Загадочное происшествие в Стайлзе» об Эркюле Пуаро; в дороге она напишет вторую книгу), дома осталась с нянями двухлетняя дочка, а весь 1922 год Агата Кристи с супругом проведёт в пути, радуясь каждому новому месту, каждой стране, с удивлением узнавая, как растут ананасы, как делают портвейн, как добывают алмазы на рудниках «Де Бирс».



Теперь Агата Кристи знает, что страны, в которых фрукты стоят настолько дешево, существуют не только в книгах, что есть моря, где пробуешь воду ногой и не вздрагиваешь от холода, а попугаи ара такие яркие, как драгоценные камни. Открывая для себя целый новый мир, она всегда в хорошем настроении, никогда не жалуется на жару, комаров или пыльные дороги и продолжает любить путешествия, несмотря на морскую болезнь. Вот пример человека, у которого можно поучиться отношению к жизни и жизнелюбию.


«Всякий раз, как нам удавалось улучить время <...> мы садились на поезд, ехали в Муизенберг, брали доски и занимались серфингом. Доски для серфинга в Южной Африке делали из легкого тонкого дерева, носить их было не тяжело, и можно было быстро наловчиться кататься на волнах. Если доска зарывалась в песок, бывало больно, но в целом оказалось, что серфинг – это просто и очень увлекательно. Мы устраивали пикники среди дюн».


Collapse )
bookz

[Мадрид, я люблю тебя] Грегуар Поле - "Неспящий Мадрид" (2013)

КОРОТКО: а вот хорошо получилось. просто, без надрыва, хорошо.

Считается, что «Moscow never sleeps», - а вот вам неспящий Мадрид в духе кинематографических историй «Париж, я люблю тебя». Такая же дюжина основных историй, которые неуловимо переплетаются, пересекаются на улицах города-муравейника, где все куда-то бегут, а солнце садится, садится и опять садится. Вечереет. Что может происходить вечером? Да всё что угодно. Фотограф забавы ради будет рассматривать через видоискатель человека, чистящего грибы за окном дома напротив. Уже стемнело, недостаточно света, чтобы фотографировать. Стемнело и можно пойти в оперу. Там билетерши будут квохтать вокруг большой знаменитости, выпрашивая автограф. Там чей-то брат выйдет на сцену. Там промелькнёт чья-то рукопись. А кто-то проведёт вечер в полицейском участке. И вовсе не из-за правонарушения, а только изображая жертву.

На пласа де Орьенте круглые фонари едва освещают самих себя. А из патио, куда выходят окна капрала Алонсо, практически не видно неба. Внутренний дворик глубиной в девять этажей больше похож на карандашный стаканчик для тех, кто видит все и начертил планы мироздания. Не подглядывая. Один горожанин выжидает со скучающим терпением рыболова, другому вечно не хватает времени. Все разные, но всех объединяет Мадрид. Здесь шутят, что между приличной квартирой и квартирой мадридской такая же разница, как между теннисным кортом и площадкой для бадминтона. Обычные и привычные имена здесь – Исаскун и Эухения. Евгения, если по-нашему. Во многом можно найти что-то общее, так фильмы Альмодовара понятны не только испанцам. А сам Педро Альмодовар снимает начальные кадры нового фильма: вертолёт с пилотом и кинорежиссёром внутри зависает над мадридскими улицами, тяжело стрекочет, привлекая внимание случайных прохожих, стайки детей и кого-то ещё.



Характер текста меняется, как только в дело вступает новый герой и новый характер: где-то будет просторечная дроблёная россыпь, где-то поток сознания или драматургический, книжный диалог, вырезки из статей, жаргонные фразы, интеллигентные диалоги. Посреди диалога может начаться новая глава. Прямо вот так: «-Ты читал Гойтисоло?» - и прежде ответа возникает римская XVII, а затем уже ответ. Номер главы разделил разговор на «до» и «после» горной грядой. Где-то там самые высокие пики назовут в честь Камило Хосе Селы или Фернандо Берналя, не одним Альмодоваром жива земля испанская. Но нет пророка в своём отечестве, поэтому автор признания в любви Мадриду – бельгиец, молодой автор Грегуар Поле, недавно перебравшийся в Испанию.


Одна ночь из жизни столицы получилась отлично, а последняя строчка изящнее некуда: «Что ж. А теперь. Начнём роман». Серия «Первый ряд» продолжает знакомить с редкими авторами, на которых стоит обратить внимание, равно как и стоит хоть раз в жизни увидеть неспящий Мадрид.

«Ну вот, на самом верху, слева, если смотреть на сцену. Но в самом углу, оттуда совсем ничего не видно. Ничегошеньки. Видишь только люстру, оркестровую яму внизу и панораму зала. Это, наверно, места для жюри, я не знаю, первый раз такое увидела: перед всем рядом кресел что-то вроде стойки или длинного пюпитра с маленькой лампочкой у каждого места. Как в библиотеке. По-моему, это для хористов, когда им приходится петь из зала, чтобы видеть ноты. Короче. Включает Грасиэла лампочку, кладет нашу рукопись на пюпитр и говорит мне: «Я часто прихожу сюда поработать, мне нравится, ты, наверно, хотела бы сидеть в партере?» Я обалдела. Во дает, работает в Опере, на пюпитре под лампочкой. Я уж не говорю, каково соседям, от лампочки-то, но никто ей ничего не сказал. Спокойная публика».

Collapse )
bookz

"Всякая битва — это азартная игра, Сноу" (Дж.Мартин - "Танец с драконами. Грёзы и пыль")

КОРОТКО: "Читатель может прожить тысячу жизней, а не любящий читать — только одну". Мне нравится возвращаться в Винтерфелл, на Стену и другие локации саги; сколько бы книг ни написал Джордж Мартин, я прочитаю их все. Даже если они будут такой же манной кашей, как "Грёзы и пыль".




Весной 2015 года состоится премьера пятого сезона сериала «Игры престолов». Предыдущий сезон этой экранизации саги Джорджа Мартина месяц назад завоевал престижную британскую телепремию «TV Choice Awards» в номинации «Лучшее международное шоу», добавив ещё одну статуэтку к терракотовой армии на каминной полке создателей. Книг, как и сезонов, тоже условно пять, и конца-края истории не видно. Условно – потому что в одних изданиях две части одной книги могут выпускаться под отдельными обложками, а могут и под одной. «Танец с драконами» - общее название пятой книги, «Грёзы и пыль» - название первой части пятой книги. Джордж патриарх эпоса Мартин определённо брал пример с «Санта-Барбары»: есть ощущение, что свою сагу он никогда не закончит.



Итак, хоть вселенная «Песни огня и пламени» и разветвлённая, почти как «Плоские миры», но «Грёзы и пыль» можно читать даже в том случае, если пара предыдущих книжек пропущена. Суть в том, что тут дело происходит параллельно с событиями четвёртой книги и, в отличие от предыдущей части, основные действующие лица здесь – Дейенерис, Тирион, Бран, Джон Сноу и некоторые другие, упущенные ранее.


Каждого персонажа можно описать одной короткой фразой из книги.
Сир Давос: десница без пальцев на службе у короля без трона.
Бран - калека, принц утраченного королевства, лорд сожжённого замка, наследник руин.
Дени: «Брак или бойня, свадьба или война. Таков, значит, мой выбор?», трон её сложен из горелых костей и стоит на зыбком песке.
Тирион, этот вечный драгоценный пленник, - маленький человечек с предлинной тенью.
Костяной лорд: мерзавец; сто раз на дню будет руки мыть, и всё равно кровь под ногтями останется.
Мелисандра, красная жрица, пытается подобраться к Джону Сноу как можно ближе. Но недоверие сочится из него, как чёрный туман. «Он не любит её и никогда не полюбит, но хочет её использовать. Тем лучше - тот же танец поначалу плясал с ней Станнис Баратеон».


В целом "Грёзы и пыль" оставляет ощущение на редкость тихого и спокойного чтения на ночь: много болтовни, мало ужасов и действия. Всего однажды упоминается мор в стане Дейнерис, всего одного человека пытают, самое яркое убийство – зарезанный из милосердия павший от усталости и недокорма лось. Если выбирать главное открытие всей книги – то это будет история о том, почему чардрева в богороще действительно одушевлённые. И – нет, Дейенерис ещё не оседлала дракона, это во второй части «Танца...», не в этой. На книгах Джорджа Мартина, прямо на обложке, стоило бы ставить штамп «продолжение следует». Брюки превращаются... превращаются брюки...


«Двенадцать дней назад их лось упал в третий раз и уже не поднялся. Разведчик, опустившись рядом с ним на колени, прочитал отходную на непонятном языке и перерезал животному горло. Бран плакал, как девчонка, при виде хлынувшей на снег алой крови, чувствуя себя жалким как никогда. Мира и Холодные руки разделали лося.

Бран твердил себе, что не станет есть мёртвого друга, но в конце концов поел, даже дважды: один раз как человек, другой в шкуре Лета. Лось сильно исхудал, но его мяса хватило им на семь дней; остатки они доедали у костра в руинах старого форта».


Collapse )
bookz

коллектив русских писателей рекламирует Капри: "Очарованный остров. Новые сказки об Италии" (2014)

КОРОТКО: не ахти.

До чего техника дошла: теперь можно заказать основным отечественным писателям рекламу иностранного острова. Впрочем, может, и иностранных авторов можно привлечь, дело только в том, насколько умелый попадётся менеджер по продажам. Остров Капри. Почему именно остров Капри? Во-первых (наверное), потому, что там сейчас активно продаётся недвижимость. Реклама «купите домик на Капри» мало где не появлялась. Видимо, такая реклама не слишком оправдывает себя. А вот если привлечь писателей, создать вокруг острова шлейф приятных ассоциаций... Может, и получится. Россиянин облегчённо вздохнёт при упоминании американской Санта-Барбары или Майями, думая «я же там всех знаю»: наверное, именно такие ассоциации нужны новым покупателям недвижимости, инвесторам, богатеям, дауншифтерам и экспатам. Тем более, остров отчасти русский: с ним связаны судьбы Максима Горького и его современников.



"Согласно опросу ЮНЕСКО, 87% островитян считают себя счастливыми. И наверняка большинство из них не лукавит". Что может быть лучшей рекомендацией к покупке недвижимости на этой территории? Все русские до изнеможения обожают Италию. Даже те, кто никогда не любил Европу. Вроде Гоголя. Но при этом считают пасту «Карбонара» и пиццу и моцареллу и прочую итальянскую кухню манной небесной, индульгенцией перед диетологами, самой здоровой пищей... Трудно спорить с теми, кто так считает. Вызревшие на солнце помидоры, макароны домашнего приготовления, изобильная и простая еда: итальянца умеют радоваться жизни, этого у них не отнять. При этом Италия (и остров Капри) – цивилизованный мир, Италия — обратная сторона России, что-то похожее на обратную сторону Луны.


Италия – это Средиземное море, Италия – это красота. «Представьте себе долину еще голых виноградников, вышедших на весеннюю разминку перед стартом, залитых солнцем, в окружении оживающих оливковых деревьев, и мелкие полевые цветы, отовсюду быстро лезущие из-под земли». Остров Капри прекрасен тем, что здесь нет автомобилей. Гиды наверняка скажут, что остров Капри — место на Земле, самое близкое к раю. Когда в Москве минус двадцать пять, здесь можно купаться в море в своё удовольствие, смотреть на вилле Fersen самые красивые закаты Европы. Или, если вдруг дождь, лежать в комнате отеля, когда там, над огромной водой, бьют молнии. Слушать ветер и чаячьи крики. А если распогодилось, можно нанять катер и объехать весь остров часа за три. Во дворике обязательно будет покачивать на ветру красивой прической пальма. "Итальянская погода всегда на стороне человека…" А если взглянуть на остров не как туристы, а поглубже — душа обязательно вздрогнет.




Винить ли писателей за то, что они поддались предложению порекламировать средиземноморский остров в обмен на материальные или нематериальные ценности? Пожалуй, не стоит. Плести слова – нормальная писательская работа, и нет особой разницы, расплачиваются с авторами авиабилетами, деньгами или простым «спасибо». Сергей Гандлевский, Эдуард Лимонов, Юрий Мамлеев, Виктор Ерофеев, Владимир Сорокин, Захар Прилепин, Герман Садулаев, Геннадий Киселев, Андрей Аствацатуров, Андрей Рубанов, Максим Амелин, - пошли на сделку, написали рассказ в обмен на некую плату. Другой вопрос – получилось ли «на века». На века – вряд ли. Хотя некоторые славно пошалили (тот же Сорокин). И, вероятно, изо всех сил старались. Так почитаем же. И купим недвижимость на Капри. Или хотя бы книгу про этот остров. Иначе он точно не останется в вечности (табличка "сарказм").


«Мизансцена: поздний вечер, ужин близится к завершению; на столе — початая бутыль белого столового вина и свежие цветы в простой вазе; подвядший базилик на разделочной доске, в тарелках — опустошенные устричные раковины и крабья шелуха, в салатнице — остатки моцареллы с помидорами; грохочут цикады. Расслабленные после знойного дня и недавнего жаркого словопрения политэмигранты вольно расположились вокруг необъятного овального обеденного стола, говорить не о чем — все говорено-переговорено. Красивая Мария Федоровна в задумчивости пощипывает виноград. Кто-то в углу бренчит на фортепьяно».

Collapse )
bookz

городское фэнтези: Макс Фрай - "Сказки старого Вильнюса III" (2014 г.)


Макс Фрай – автор из тех, про кого говорят с придыханием «даже и не вспомню, когда со мной случился Макс Фрай, но с тех пор...». Десятки книг Макса Фрая читают залпом, берут с собой в поездки, носят постоянно в сумке, регулярно перечитывают. Имена героев книг растаскивают на псевдонимы, а все тексты – на цитаты. Наибольшая доля поклонников – из студенческой братии, романтично настроенной, верящей в чудеса и плетение словес; в плеере читателей играет Ольга Арефьева или «Flëur». У героев «Сказок Старого Вильнюса III» романтичные виды занятий: есть художник, хозяин керамической мастерской, экскурсовод и другие творческие гуманитарии. Самое правильное словосочетание для описания – атмосферная литература. В том смысле, что создаёт ту атмосферу, в которой уютно «жить» заблудшей душе, пережидающей ненастье под случайной крышей, удачно оказавшейся крышей лавки хэнд-мейда с волшебными вещами.




Текст у Макса Фрая – замысловатой красоты; есть игра со словами и смыслами «белое, как вишнёвый цвет» и «Возможно, на небесах существует обычай нанимать на черную ангельскую работу невинноубиенных неверных жён?». Изящно сформированный сборник рассказов, где каждая новая история связана названием с определённой улицей старого Вильнюса, вовсе не однороден, различия даже в жанрах. Глава «Улица Доминикону» - чистой воды магический реализм, когда предложение длиной в страницу, а ты и не хочешь, чтобы оно заканчивалось. В последнее время в русскоязычной литературе чем-то подобным радовала разве что Лена Элтанг в романе «Побег куманики». А история о призраке Иосифе напоминает разом «Кентервильское привидение» Оскара Уайльда и фильм 1960 года «Привидения в замке Шпессарт» производства ФРГ (по мотивам сказки Вильгельма Гауфа). Когда призрак неожиданно оказывается интереснейшим собеседником (жизнь в монастырской библиотеке пошла ему на пользу) и вместо устрашения пополам с громыханием цепями бестелесное существо сдружится с человеком и возьмётся ему помогать. Будет над чем вдоволь посмеяться, тот же способ употребления призраком алкоголя достоин патента.



Все герои – хоть и слегка несчастные, но непременно доброжелательные, к таким приходят и остаются жить кошки, волки-оборотни с шерстью цвета декабрьского дождя, птицы, ещё много кто (и в большом количестве). Во время чтения так и хочется, чтобы и в твоём камине сладко дремала саламандра, закопавшись в угли, а искры её сновидений разлетались по всем углам, недолговечные, холодные и весёлые, как бенгальские огни. И хотя в книге вспыхивают огоньками верные мысли (такие, как «За фокус заплатят и будут довольны, а за настоящее чудо пристрелят - и привет»), всё же в целом назначение текста – декоративное, он для развлечения и успокоения расшатанных нервов, милый такой гербарий под потолком кухни или саше с лавандой на подушке.





«— Скорбь моя безмерна и бесконечна, — угрожающе сказал он, явно собираясь снова зарыдать.
— Вам бы сейчас выпить, — вздохнул Марк. — Но призраки, если я правильно понимаю, не могут…
— А у вас есть выпивка? <...>
— Мускатное вино и темный ром. Но как?..
— Меня можно побрызгать, — поспешно объяснил призрак Иосиф. — Ну, как бабы бельё перед глажкой поливают. Набрать полный рот и — пффффффф! Я уверен, что подействует. Всегда мечтал кого-нибудь об этом попросить.
— Интересная технология, — ухмыльнулся Марк. — И главное, угощающий тоже не в обиде. Сейчас попробуем».


Collapse )
bookz

день археолога

сегодня день археолога, поэтому я наполовину состою из цинандали и воспоминаний. 15 лет назад я работала в одной газете, где мне дали задание написать про раскопки на месте строительства моста. прежде чем что-то построить, сначала археологи должны всё разведать, в случае необходимости - провести спасательные работы. и я вот я пришла, задаю разные вопросы, записываю, прошу посмотреть находки... и тут мне в руки дают здоровенный зуб шерстистого носорога - размером с голову младенца, двумя руками можно держать только. это если такой - один зуб, какой же здоровенной была одна только рожа носорожья! впечатляюще было. и я спрашиваю "а можно с вами покопать?", на что мне отвечают "да легко. вон лопата. бери, копай". не всё было, конечно, так просто - знаний же ноль. но кто-то из Центра сохранения наследия взял надо мной шефство, потихоньку ввели в курс дела, я проработала там месяц.

с тех пор почти каждый год хоть как-то - да соприкасаюсь с археологией. "зашифровала" (так называются камеральные работы) много двадцатилитровых вёдер находок (был такой период - много однотипной "русской" керамики), съездила в несколько археологических экспедиций. и ещё хочу. жаль, в этом году не получилось. так здорово на время сменить офисную работу на физический труд, пожить в лесу, в палатке, эхх! под катом - около 40 фотографий "по волнам моей памяти", местами я. иногда занимаюсь фотофиксацией, иногда камералкой, иногда консультирую тех, кто "в первый раз" - находки или галька попалась, иногда - на лопате, на рейке, на теодолите.

а это - начальник, Иван Сергеевич, зачищает стеночку (салага-первокурсник как попало копал, а надо же ровно: отфотографировать-зарисовать все слои).

1Б 064.JPG

а это я копаю шурф. надо ещё на пару метров вглубь, а затем зарыть:

Collapse )