Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

bookz

верхний пост про книжный блог Букеанариум

БУКЕАНАРИУМ, книжный блог. Советую только хорошие книги!

В 2013 году "Букеанариум" был назван лучшим текстовым блогом Сибири (премия "Блогбест"), а портал Ozon.ru дважды назвал одним из лучших русскоязычных книжных блогов ("Книжная премия Рунета").

Одиннадцатый год подряд работаю в университете. Полтора года писала еженедельные книжные обзоры для "Восточно-Сибирской правды", полгода вела рубрику "книга недели" для "ИрСити" и "Чита.ру".

Я в соцсетях: вконтакт, фейсбук, твиттер, инстаграм, LiveLib,
телеграм.

Ирина Распопина, Иркутск.

Collapse )

Вот мой "топ-25 книг за 2014 год" и "топ-18 нон-фикшн книг за 2015 год".
А ещё у меня есть любимая книга на все времена.

promo bookeanarium august 20, 2014 23:30 194
Buy for 100 tokens
правила книжного клуба "Пыльные гантели" 1. никогда не говорите о книжном клубе. говорите о книгах. 2. если вы в книжном клубе, вы должны читать. 3. в клуб может вступить любой, кто берёт в руки книги чаще, чем гантели. 4. чтобы присоединиться к клубу, достаточно сказать "я с вами". 5.…
bookz

в семье не без урода: Трейси Леттс - "Август: графство Осейдж" (2014 г.)


Есть два главных факта, которые нужно сказать об этой небольшой пьесе. Первое – у автора за эту пьесу есть Пулитцеровская премия. Второе – пьеса экранизирована с сонмом звёздных актёров, среди которых Мэрил Стрип, Джулия Робертс, Юэн МакГрегор, Бенедикт Камбербэтч, Дермот Малруни и другие. В любом случае, экранизация – это дело десятое, в исходном коде – текст. Драматургия в печатном виде давно и основательно не в моде, редко кто из писателей берётся за этот жанр, ещё реже издатели берутся публиковать тонкие книжицы. Хотя та же Пулитцеровская премия, у которой множество номинаций, вручается ежегодно с начала двадцатого века, в том числе за драматургию. Спонсоры – попечители Колумбийского университета в Нью-Йорке. Размер премии – десять тысяч долларов. Среди знаменитостей, которым эта премия доставалась, много громких имён: Эрнест Хемингуэй, Джон Апдайк, Уильям Фолкнер, Маргарет Митчелл (да-да, с «Унесёнными ветром»), Рэй Брэдбери, Донна Тартт, Джаред Даймонд, Харпер Ли. Премию дают также и музыкантам, её получал, например, Дюк Эллингтон.

Помимо «Пулитцера» пьеса получила ещё четыре премии, можно начинать относиться к ней серьёзно. Хотя, конечно, понятно, что второго «Короля Лира» уже не будет, все мотивы заезжены, но никто не против прокатиться ещё раз. Ведь все же семьи несчастливы по-своему. И семья, что собралась под одной крышей, за три акта с прологом покажет себя с худших сторон. Ведь кого стесняться, тут все свои. Зачем кого-то понимать или к кому-то прислушиваться, если можно гнуть свою линию. Не обращая внимания, что все разбегаются из-под общей крыши и из родного дома как от чумы: как можно дальше и как можно быстрее. Бросая обозы.



Отношения родителей и детей, новых членов семьи и её столпов, - не «Игра престолов» или «Бесприданница», конечно, но где-то между. С поправкой на современность с айподами и пристрастием к успокоительным таблеткам. Небольшой такой террариум с особо опасными и хладнокровными. Идеальным названием было бы «Нормальных семей не бывает», - жаль, оно занято другим автором. Трейси Леттс, писатель, сценарист и актёр (играет, например, Эндрю Локхарта в сериале «Родина»/«Homeland») берёт в качестве названия одну из строчек унылого и депрессивного стихотворения американского поэта Говарда Старкса. В стихотворении всё в итоге затягивается мрачными тучами, август заканчивается, а у пьесы в финале гнетущая тишина и одиночество. И зима будет тяжёлой. Никто никому больше не нужен.


«Знаешь, что я думаю? Я думаю, он просто взял бутылочку виски… и блок сигарет… пару шпионских книжек… и отправился куда-то на своей лодке, нашел где-нибудь тихое место, в тенечке, и ловит себе рыбу, читает и напивается. А может, еще и пописывает что-нибудь. Думаю, с ним все хорошо, правда. И еще я думаю, что он в любой момент может войти… вон в ту дверь».

Collapse )
bookz

Гленн Бек, Николь Баарт - "Снежный ангел" (2013 г.)

КОРОТКО: "В постели с врагом" с Джулией Робертс видели? Вот то же самое, только текстом. Прорыдалась.


ДЛИННО: Под книгой с рождественской обложкой зияет тёмная пропасть шкафа, в котором скелетов больше, чем в катакомбах под Парижем. Снаружи шкаф – парадный глянец и респектабельность, а внутри – могильный холод, выбраться из которого можно только чудом. «Снежный ангел» - именно об этом: о вере, что под Рождество любой человек может преодолеть любые обстоятельства, даже если надежда на лучшее практически угасла. Главной героине 31 год, двенадцать из которых она живёт в страхе перед мужем, устраивающим за закрытыми дверями ад под названием «домашнее насилие». Маленькая дочь в довесок и роль безработной домохозяйки, которую обеспечивает глава семьи, - вот обстоятельства, намертво привязывающие к дому. «Я глубоко зарыла свои секреты и не собираюсь выволакивать их на свет Божий» - с горечью признаёт молодая женщина. Доходит до того, что она защищает домашнего тирана – от ужаса, по привычке или из-за «стокгольмского синдрома». А он будет продолжать доводить до слёз, унижать и бить – тоже по привычке. Парализующий страх – этими двумя словами можно описать всю книгу. Бек и Баарт прописывают счастливый финал (Arbeit macht frei), но в него, честно говоря, мало верится. Будет ли счастливая семейная жизнь у дочери, выросшей на фоне таких отношений родителей? Да она вообще не захочет заводить семью. Будет ли у жены когда-нибудь взгляд, не напоминающий взгляд побитой собаки? Треть жизни в семье, напоминающей концлагерь – такому не позавидуешь. Отцы и дети, жены и мужья - неиссякаемая тема, особенно когда в этих отношениях всё плохо.

"У папы своеобразные представления о жизни, Лил. Это не значит, что он монстр, но иногда он делает страшные вещи".
Collapse )
bookz

Анне Биркефельдт Рагде - "Тополь берлинский" (2007 г.)

КОРОТКО: а ваша семья - тоже обрубленный тополь?


ДЛИННО: Новый год – один из самых семейных праздников, но подчас даже рождественский дух не способен собрать всю семью за одним столом. Тогда за Санта-Клауса делает эту работу старуха с косой, никто не вечен. Здесь умирают совсем молодой парень и пожилая глава семьи, на этом и завязана вся семейная сага. Берлинский тополь – это одно из самых живучих деревьев, подчас остаётся совсем без ветвей (помните, как тополя жутко обрезают?), но продолжает стоять. Метафора «тополь – родословное древо» - не самая оригинальная, но вполне доступная для понимания. Неторопливо (но и не затянуто, очень даже мастерски) норвежская писательница Анне Рагде, лауреат престижной скандинавской премии, рассказывает про каждую отрубленную ветку этого дерева: кто, когда и почему ушёл из семьи и не собирается возвращаться. Истории болезненные, трогательные и порой совершенно непостижимые. Может ли что-нибудь снова объединить эту семью? Захотят ли эти такие разные и такие похожие люди поддерживать хоть какие-то семейные отношения дальше? Или "не пили сук, на котором сидишь"? Стоит прочитать.

"Часто именно детали заставляют родственников наконец осознать трагедию и доводят их до истерики; это может быть все что угодно: недопитая чашка чая на прикроватном столике, испачканный мишка на полу или термос и коробочка с бутербродами, которую отдают родне после несчастного случая на производстве".

Collapse )
bookz

Герман Кох - Ужин (2013 г.)


"Ужин" не покидает списков бестселлеров целый год, а в августе 2013 был продан миллионный экземпляр этого романа. На родине, в Нидердандах, Герман Кох удостоился читательской премии, а книгу перевели на 21 язык. В чём причина такого яркого интереса? Роман начинается с гоголевщины и бесконечных проблем маленького человека, а завершается "Американским психопатом" Брета Истона Эллиса. А ведь описан всего лишь ужин в дорогом ресторане одной респектабельной семьи. С точки зрения других посетителей ресторана, четверо тихо поужинали и удалились. Но читатель находится в роли подслушивающего и его впечатление от этого ужина будет "ужас!". Судите сами:[спойлеры]Collapse )В коротком пересказе звучит как нагромождение выдумок, но вспомните, например, двадцатилетних "молоточников из Иркутска". Тех самых, которые в прошлом году каждый день проходили от остановки "Госуниверситет" до "Академгородок" с шести до десяти вечера, выбирали жертву, забивали на смерть и снимали всё на видео. Герман Кох обращает внимание читателей на такую же историю. В попытках понять, как такое вообще возможно: ведь рядом семья, знакомые, учителя, автор принимает решение списать всё на генетику. А вот читатель может задуматься.

"Я просто отправил их Рику по электронке. А Фасо переписал их с компьютера Рика. Потом выложил кусок ролика на YouTube и теперь грозится обнародовать остальное, если мы ему не заплатим".